Где – проектное управление, а где – прокуратура. Как Генпрокуратура стала пионером внедрения проектного управления в Казахстане

Где – проектное управление, а где – прокуратура. Как Генпрокуратура стала пионером внедрения проектного управления в Казахстане
19 Декабря 2017

То, что технологии проектного управления можно применять в органах исполнительной власти, уже не вызывает сомнений. Но есть властные структуры, в которых проектная деятельность не видится очевидной, например, правоохранительные органы. В Генпрокуратуре Казахстана проектное управление стало основой программы изменений, благодаря чему добились впечатляющих результатов.


«До сих пор многие удивляются – где прокуратура, и где понятия change management, scrum. Но мы уверены, что проектный подход можно внедрять даже в такой консервативной структуре, как прокуратура», – говорит руководитель аппарата Генпрокуратуры Казахстана Ербол Умралиев.

Он рассказывает, как генпрокуратура республики стала передовым органом власти, которая смело и успешно использует технологии проектного управления:

Стартовые условия были такие же, как во многих республик бывшего СССР – доверие населения к правоохранительным органам низкое, прокуратура погрязла в проверках и совещаниях, занимаясь всем подряд – от проверок температуры в школах до экологии.

Нужны были перемены, и в Генпрокуратуре сделали три важных изменения:

- отказались от всего лишнего – переписок, совещаний и бумаг – т.е. решительно отказались от барахла,

- приняли программу перемен, определили 4 точки роста – люди, технологии, процессы, устойчивость результатов,

- начали использовать проектный подход.

Первый проект – «Десять мер по снижению тюремного населения». Цель проекта – вывести Казахстан из ТОП-50 по количеству заключенных. В начале 90-х Казахстан находился на 3-м месте в мире по количеству заключенных на 100 тыс. жителей.

Формула проекта была простой – «Заслужи свободу сам». Если заключенный соблюдает дисциплину, он имеет право на досрочное освобождение. В Казахстане реализовали программу ресоциализации бывших заключенных, и количество повторных рецидивов снизился в 2 раза. К 2016 году Казахстан вышел на 70-ю позицию в мировом антирейтинге по количеству заключенных, 8 колоний было закрыто, сэкономили порядка 40 млн долл.

В июне 2016 года был принят закон РК о прокуратуре, в структуре впервые появился Департамент стратегического развития. Одна из ключевых функций сформулирована так: «Прокуратура совершенствует деятельность правоохранительных органов с помощью инструментов проектного менеджмента».

Работает совет перемен, который собирается каждую субботу, мониторит программу перемен и рассматривает новые возможности. В каждой региональной прокуратуре есть послы перемен – агенты, которые доносят дух программы перемен до каждого сотрудника.

Прокуроры на местах начали забрасывать центральный аппарат своими идеями. Сейчас в корзине предложений – свыше 300 инициатив, которые требуют межведомственного подхода, 11 проектов реализуются при личном контроле генпрокурора, 25 проектов – в зоне контроля ГП, еще 50 проектов – в зоне влияния ГП.

Внедрили информационную систему «Зандылык» («Законность»), которая позволяет автоматически распознавать ошибки в приговорах судов. Только в этом году генпрокурор внес более 500 протестов на решения судов.

«Проектное управление – не дань моде, мы видим, что с его помощью мы можем решать системные проблемы общества и государства. Это значит, мы можем поднять защиту прав человека и интересов государства на новый уровень», – резюмировал Ербол Умралиев.

Видео с выступлением Е.Д. Умралиева: